Роберт Шуман - биография (кратко)

Роберт Шуман - один из самых заметных композиторов раннего романтического периода. Он родился в Цвиккау (Саксония) в 1810 году. Довольно рано проявил экстраординарные способности в игре на фортепиано и попытался стать концертирующим пианистом. Однако после первого успеха техническое усложнение игры помешало прогрессированию Шумана в качестве пианиста в 1831 и 1832 годах. Вследствие болезни он теряет произвольный контроль над средним пальцем правой руки. С помощью механизма, который вытягивал палец, Шуман пытался улучшить ситуацию. Параллельно он составил токату оп. 7 для пианино, которую можно было виртуозно выполнять и без использования среднего пальца правой руки. Однако с 1833 г. он почти полностью прекратил играть произведения для пианино, но продолжал импровизировать. Роберт Шуман страдал от фокальной специфической дистонии правой руки, так называемой судороги пианиста. 

Шуман известен нам как один из самых творческих и продуктивных композиторов первой половины XIX века. Однако в юношестве амбициозный Роберт Шуман стремился стать концертирующим пианистом, превзойти лучших виртуозов своего времени, «играть более тепло, чем Моцарт, и величественнее Хамела», об этом стало известно из письма его учителя, Фридриха Вика к матери Роберта Шумана. Однако карьера Шумана как пианиста была короткой. Какие обстоятельства привели к этому?

Краткая биография

Роберт Шуман родился 8 июня 1810 года в семье совсем немузыкальной. Отец его Фридрих Август Шуман был владел известным книжным магазином в Цвиккау, а Роберт — младшим из пяти детей.

С семи лет он начал брать уроки игры на фортепиано у органиста И. Куншта, импровизировал, сочинял пьесы. Первой смелой попыткой Шумана было то, что он в двенадцать лет сочинил инструментальную и хоровую музыку на 150-й псалом. Это было очень смело, ибо в то время он ровным счетом ничего не знал о теории композиции. Он изучал музыку Моцарта, Вебера. За несколько лет первый учитель Шумана бакалавр Куншт заявил, что не может больше учить его.

В 1826 г. Отец Роберта умер, Шуман по совету матери стал студентом юридического факультета университета в Лейпциге, несмотря на страстное желание заниматься музыкой.

В 1830 г. он получил разрешение матери полностью посвятить себя музыке.

Начиная с 1 августа 1828 года Роберт брал уроки игры на фортепиано у Фридриха Вика (отца Клары — будущей жены) и композиции — у Г. Дорна. Его вдохновили произведения Франца Шуберта, с которыми он тогда впервые познакомился. Стремясь стать настоящим виртуозом, Шуман занимался с фанатичным упорством, но именно это и привело к беде: экспериментируя с механическим устройством для укрепления мышц руки, он повредил палец, и о профессиональной карьере пианиста пришлось забыть навсегда. Тогда Шуман серьезно начал заниматься композицией и одновременно музыкальной критикой.

В 1829 г. Шуман перешел в университет Гейдельберга, чтобы продолжить свое обучение юриспунденции с профессором А. Тибо, который оказался музыкантом-любителем.

Шуман часто использовал возможность выступить в частных салонах и удлинил время ежедневных занятий на фортепиано до 7 часов, пренебрегая курсами юриспруденции. Неоспоримо, желаемый прогресс не всегда был достижим. Композитор отмечает в своем дневнике: «2 часа упражнений для пальца — токката 10 раз — упражнение для пальца 6 раз — вариации 20 раз самостоятельно — и все равно это не работает с вариацией Александра (Alexander Variations Op.32), вечером — огорчение по этому поводу большое огорчение» (4 января 1830). Однако уже за три недели Шуман действительно играл ту же вариацию Александра — очень сложное произведение, что исполнялась виртуозом И. Мошелесом, — с большим успехом.

Это было первое и последнее публичное выступление Шумана. В известном письме к своей матери, датированном июнем 1830 года, он пишет об окончательном решении относительно своих намерений сделать карьеру пианиста и убеждает мать написать письмо Фридриху Вику с просьбой давать ему уроки игры на фортепиано.

Возвращение в Лейпциг

Шуман вернулся в Лейпциг во второй раз, чтобы продолжить учебу, и с самого начала столкнулся со многими проблемами. У Роберта было огромное желание преуспеть. Финансовые проблемы заставили его писать много писем к родным с просьбой оказать ему материальную помощь. Наконец он поселился в маленьких апартаментах в доме своего учителя Фридриха Вика. Чтобы успокоить свою мать, Шуман согласился устроить испытательный период в течение 6 месяцев, после которого Вик должен был решить, сможет ли Шуман сделать карьеру пианиста.

Вероятно, это позволило Шуману заметить, что Вик был менее заинтересован в его обучении, чем в обучении его дочери Клары. Остается неясным, заметил ли Вик раньше конца 1830 г. физические ограничения и особенно снижение точных моторных навыков Роберта Шумана и повлияло ли это на его отношение к ученику. В дневниковых записях, начинающихся с весны 1831 года, есть много соображений относительно техники игры, положения рук и расслабления. Здесь же находим свидетельства о фрустрации, совмещенной с ощущениями успеха постоянно уменьшавшейся игры на пианино.

Записи за май 1831 года, похоже, являются ключевыми, поскольку являются свидетельством технической сложности игры Шумана:

  • 12 мая: "много играю на фортепиано, третий этюд Мошелеса, мое среднее движение очень мягкое в этюдах".
  • 13 мая: "проснулся рано-я вознагражден; играл очень красиво-мягко, подобная янтарю мелодия и фантазия».
  • 14 мая: «Вчерашняя игра на пианино была удовлетворительной, и был достигнут прогресс. Может быть, Вик был прав насчет моих занятий?».
  • 25 мая: «Пианино плохое — этюд Мошелеса звучал неуверенно и стыдно. Откуда это берется? Я играл четырнадцать дней подряд, внимательно и постоянно занимался».
  • 5 июля: «Шопен замечательный, сегодня 5-й день, когда я учусь по 4 часа в день. Если не будет повторений! Защитите меня, мой дух и никогда не оставляйте меня!».
  • 9 июля: «Мой дорогой Роберт, не теряй мужества, если не упадешь и будешь чувствовать себя так, как эти последние 8 дней, воспитывай в себе терпение, спокойно помогай своим пальцам, удерживай свою руку и играй медленнее: и все должно стать на свои места».
  • 13 июля: «фортепиано не работало вчера; это было так, будто мои руки кто-то оберегал». 21 июля: "Последние несколько дней я играл на фортепиано с такой грустью; вчера я даже заплакал в гневе"»
  • 14 августа:»теперь я хочу продолжать свое искусство в спокойном стиле, с тех пор я знаю, что это достижимо; если у меня не будет пальцев, я буду играть за других с моим сердцем".

Шуман работал над изменением позиции своих рук во время игры, что несколько облегчило ход его кризисов:

  • 13 октября: «...продолжаю играть на фортепиано, с особым успехом последние несколько дней, пластичность рук поражает, и музыка звучит, как в старые времена... Я высоко держу запястье, примерно так, как во время игры на Belleville (известное фортепиано для виртуозов. - Прим. авт.), даже очень грациозно, без волнообразных линий».

Пока Клара Вик находилась с концертами в турне в Париже с сентября 1831 года по апрель 1832 года, Роберт развивал подвижность средних пальцев, его указательный палец работал сомнительно. Об этом упоминает в своих письмах врач и друг Шумана M. Reuter 10 лет спустя, в 1841 году. Он отмечал, что указательный и средний пальцы Шумана менее сильны и пластичны, чем другие. Вследствие длительного использования вышеупомянутого механизма рука возвращалась назад, что напоминало руку парализованного, что вызывало низкую чувствительность пальцев, с бурными движениями, которые не могут долго контролироваться. Шуман называл этот механизм «папиросной». Позже композитор показал друзьям, какую он придумал повязку, которая крепилась к фортепиано и подтягивала средний палец вверх и так удерживала. Остальные пальцы оставались подвижными на клавиатуре.

Запись в дневнике от 7 мая 1832 года: «С третьим пальцем все нормально с помощью использования «папиросной механизма».

В это время и позже Роберт подает надежды. 11 мая 1832 года: «Вчера я писал музыку и играл, новый метод — единственное, что помогает». Но эта самая терапия не помогает надолго. 22 мая 1832 года: «третий палец неисправим». 14 июня 1832 года: «Третий палец перестал быть гибким».

В это время и позже Роберт подает надежды.

11 мая 1832 года: «Вчера я писал музыку и играл, новый метод — единственное, что помогает».

Но эта самая терапия не помогает надолго.

22 мая 1832 года: «третий палец неисправим».

14 июня 1832 года: «Третий палец перестал быть гибким».

После этого больше нет информации о руке Роберта в записях дневника. Он становится более замкнутым. Очевидно, что в конце концов Шуман стал одним из тех, кто играл на фортепиано очень виртуозно. Это, без сомнения, помогло ему при создании первых композиций и способствовало переключению на другие цели в жизни. Он писал об этом в письмах к своей матери: «не беспокойся за пальцы, я до сих пор могу писать музыку, я очень хотел бы путешествовать как виртуозный музыкант. Меня не так волнует, когда я пишу музыку»

С 1829 по 1833 г. Шуман аккомпанировал исполнителю на фортепиано — это могло повлечь нарушение его движений. Обучение «в две ноты» дало толчок к созданию токкаты оп. 7. На правой руке Шумана средний палец был повернут немного влево. Третий пассаж состоял из 3 единиц, что было неудобным. Шуман написал часть этюда и был горд за его сложность.

2 июля 1834 года он пишет своей матери: «Я посылаю тебе токату в качестве доказательства своего упорного труда. Никто в Цвиккау не создавал ничего подобного».

Токката оп. 7 является наиболее оригинальным произведением в раннем творчестве Шумана, что продолжает романтический стиль Листа и Паганини. Эта часть произведения производила огромное впечатление. Рецензия на это произведение Клары Вик была датирована 9 ноября 1834 года: «Последняя часть токкаты Шумана оставляет отличные впечатления, работа носит характер оригинальности и новизны, отличается от строгого выдержанного стиля, эта работа своей магичностью поглощает все внимание слушателя».

Однако, несмотря на то что до виртуозности Шуману еще далеко, он все равно упорно работает. С весны 1832 до лета 1833 года ситуация улучшилась благодаря медицинским средствам. Лечение включало в себя диету, отдых, купание, электрические ванночки для руки в крови животных, гомеопатические средства. Было использовано много новых дорогостоящих методов лечения, которые, однако, не дали результата. Некоторые записи свидетельствуют, что Шуман не прекращал играть на фортепиано, играл беспокойно, много и ежедневно. Весной и летом 1832 года у Шумана отмечается ухудшение в движениях (6 июня 1832 года: «Палец полностью не сгибается»), также упоминается об необычайные впечатления от игры на фортепиано.

29 мая 1832 года: «...прихожу домой где-то в 9 часов, и мне кажется, что сам Бог вдохновляет мои пальцы на игру, стремительно несутся мысли».

4 июля 1832 года: «как долго я вчера мечтал».

Из-за проблем с подвижностью рук Шуман выбирает композиторское направление деятельности, поскольку при невозможности играть на инструменте он имеет возможность много импровизировать. Так и появилась известная токата. Более того, расстройства его движений были разными. Он все больше любил работать наедине. Hyronimus Truchn описывает игру Шумана в 1837 году как впечатляющую: «Шуман двигал своими пальцами с очень большой скоростью, они, словно муравьи, бегали по фортепиано; он исполнял свои собственные вещи. Честно говоря, я никогда не слышал нечто подобное от него — лишь с небольшими акцентуйованими частями, хотя он часто нажимал на обе педали для того, чтобы игра не казалась слишком грандиозной».

В 1834 году Шуман с помощью своих друзей становится редактором, а затем и издателем «Нового музыкального журнала», собрав вокруг себя единомышленников, выступавших на страницах журнала как давидсбюндлеры – члены «Давидова братства» («Давидсбунда»). Он ставил своей целью борьбу с поверхностными сочинениями композиторов-виртуозов, которые заполонили концертную эстраду того времени.

Сам Шуман часто подписывал свои рецензии именами вымышленных Давидсбюндлеров Флорестана и Евсебия. Оба героя-пылкий, энергичный и ироничный Флорестан и юный элегический поэт и мечтатель Евсебий – олицетворяли собой две стороны личности самого композитора. В сюите характеристических пьес "Карнавал" (1834-35 годы) Шуман создает музыкальные портреты Давидсбюндлеров – Шопена, Паганини, Клары Вик (под именем Киарина), Евсебия, Флорестана.

Стремясь найти более широкую арену для своей музыкальной и публицистической деятельности, Шуман проводит сезон 1838-39 годов в Вене, однако меттерниховская администрация и цензура помешали изданию там журнала.

В 1840 году композитор вступает в брак с Кларой Вик – выдающейся немецкой пианисткой, игра поражала не только редким техническим совершенством, но и глубоким проникновением в авторский замысел. Этот год становится для Шумана годом песен, за короткое время он создает более 130 песен, в числе которых наиболее выдающиеся сборники и циклы – «круг песен» и «Любовь поэта» (на тексты Г. Гейне), «Мирты» (на стихи разных поэтов), «круг песен» (на тексты Эйхендорфа), «любовь и жизнь женщины” (на стихи Шамиссо).

Зато, 1841 год уже проходит под знаком симфонизма – появляются его четыре крупные симфонические произведения – Первая симфония, симфония d-moll (известная как Четвертая), «Увертюра, скерцо и финал», первая часть фортепианного концерта.

В 1842 году Шуман пишет ряд прекрасных произведений в камерно-инструментальной сфере – три струнных квартета, фортепианный квартет, фортепианный квинтет.

В 1843 году, с появлением оратории «Рай и пери», Шуман овладевает последней не затронутой им областью музыкального искусства – вокально-драматической.

Творчество Шумана в 40-50-х годах проходит в чередовании подъемов и спадов, во многом связанных с приступами душевной болезни, первые признаки которой появились еще в 1833 году.

В 1843 году Шуман преподает в Лейпцигской консерватории, которая только что открылась, с того же года начинает выступать как дирижер.

Среди произведений конца 40-х годов встречаем монументальные партитуры, произведения в контрапунктическом стиле под влиянием Баха, песенные и фортепианные миниатюры.

Начиная с 1848 года он сочиняет хоровую музыку в Немецком национальном духе. Однако именно в годы наибольшей зрелости композитора обнаружились противоречивые черты его художественного стиля.

В этот период Р. Шуман вместе с женой много гастролирует, в ее репертуар входят также произведения мужа. В 1844 году Шуман вместе с Кларой ездит в Россию, в 1846 году – в Прагу, Берлин, Вену, а в 1851-1853 году – в Швейцарии и Бельгии.

В 1848-1849 годах он оканчивает свою единственную оперу «Геновева», пишет лучшую из трех частей музыки к «Фаусту» Гете (известную как первая часть) и создает один из своих наиболее выдающихся произведений – увертюру и музыку к драматической поэме Байрона «Манфред».

Большим событием последних лет жизни Шумана была его встреча с двадцатилетним Брамсом. Статья «Новые пути», в которой Шуман предрекал своему духовному наследнику великое будущее, завершила его публицистическую деятельность.

В феврале 1854 года сильный приступ болезни привел к попытке самоубийства. Пробыв 2 года в больнице (Эндених, близ Бонна), 29 июня 1856 года Шуман скончался.

МЫ ВКОНТАКТЕ - Подпишитесь, чтобы не пропустить новинки