Что происходит с современной музыкой?

Музыка - самый простой и популярный возбудитель эмоций. Однако последние пять лет с мировой музыкой происходит нечто странное. Мы живем в эпоху все доступности и тотальной размытости. Достать можно практически любую музыку - https://blu-ray-shop.com.ua/mp3.

Для музыкальной карьеры уже не обязательно музыкальное образование или собственная группа. Поп-звездами становятся через интернет, не выходя из комнаты. Но такая музыка существует всего пару недель и по большей части быстро забывается. Что происходит с музыкой вообще и что будет дальше?

Не появляется ничего нового

Весь мир, и музыкальный тоже — это постоянное влияние всего на все, бесконечный синтез. Уже нет андеграунда как такового, потому что он весь состоялся в ХХ веке с появлением панка, метала, индастриала, электроники, рэпа и сотен их производных. Сегодняшний музыкальный мир — тотальное засилье поп-музыки, от сентиментальных клаудреперів, R&B-шников и блэк-металлистов до элитарного нойз-индастриала.

НАС УЖЕ НЕВОЗМОЖНО УДИВИТЬ МУЗЫКОЙ, ВЕДЬ ОНА ВСЯ СТАЛА ИЗВЕСТНОЙ И ДОСТУПНОЙ

Однако из синтеза рождаются новые коды. Например, дебютный альбом Алины Паш, который представляет из себя смесь из гуцульских мотивов, хип-хопа и электроники. Еще один яркий пример - группа YUKO. Музыка Стаса Королева и Юли Юриной не является радикальной новинкой в мире. В ее корнях можно проследить влияния андеграундного техно, заимствования из Роберта Майлза (сравнить хотя бы песню YUKO Masha и нетленку Майлза Children).

Сравните с: 

Переработка музыки

Все смыслы и идеи уже были спеты. Остались самые стойкие, вечные истории — любовь и ненависть, политическая борьба, эго, ностальгия, печаль, счастье. Вся музыкальная индустрия мира — и мейджор-лейблы и продюсерские центры, и подвальные группы, и асоциальные бедрум-продюсеры — превратилась в завод по переработке музыки и смыслов.

Все имеет свойство периодически возвращаться. Так, например, мы можем наблюдать в Великобритании всплеск новой панк-волны в виде групп Idles, Shame и Slaves, а в странах бывшего СНГ — мифологизации и обращение к поп-эстетике 1990-х в виде Монеточки, Гречки, DaKooka и проектов Юрия Бардаша.

Музыки уже слишком много, а станет еще больше. Музыкальные инструменты и приложения доступны любому, и вряд ли жажда своих 15 минут славы исчезнет. Увеличение количества музыки также связано с поддержанием интереса артистов к своей персоне. Они чувствуют: чтобы быть на слуху, необходимо постоянно меняться. Tyler, The Creator с новым альбомом IGOR уже не подпадает под ярлык «хип-хоп». Мадонна, почувствовав конъюнктуру этого рынка, на последней работе вообще начала исполнять реггетон, эту страшную латиноамериканскую музыку в духе песни Despacito. Поэтому артисты будут пробовать себя в новых, неожиданных жанрах, и из-за этого информационный шум только увеличится.

Изменение привычных форматов

Мы наблюдаем, как отмирают классические форматы. Продолжительность песен сокращается, их количество на альбомах уменьшается. Альбом продолжительностью в час живет два дня, это вообще уже роскошь, которую могут позволить себе лишь топовые артисты или живые легенды. Сейчас -эпоха отдельных синглов.

За внимание нужно бороться, ведь слушателя разбаловали стриминговые сервисы. Их система рекомендаций - это кроличья нора, в которую можно падать бесконечно. Поэтому отдельные песни гораздо легче прослушать, чем часовой альбом, в котором лучшие треки часто синглами и выходят, а другие присутствуют на альбоме как бы для массовки. 

Получается, что хит живет от силы неделю.

А дело в том, что мы живем в избытке и перепроизводстве музыки. Стриминговые сервисы превратили музыку в бесконечный поток, который всегда с тобой в смартфоне. Так, благодаря доступности ее слушают сегодня больше, чем прежде. Однако именно из — за этого она и потеряла свою важную черту - вдумчивое прослушивание. Теперь музыка - это бесконечный конвейер, который из года в год ускоряется.

Смерть легенд и отсутствие новых героев

Музыканты, чье наследие мы сегодня переделываем, легенды, перевернувшие с ног на голову поп - культуру, неотвратимо будут умирать. И новых не появится. Возникает вопрос: неужели после Дэвида Боуи и Фредди Меркьюри больше не было личностей, изменивших поп-культурный мир?

Конечно же, были. И Bjork, и Курт Кобейн и Тупак Шакур, и Aphex Twin. Но если посмотреть через призму десятилетий, до 2010-х годов величина (или величество) артистов значительно уменьшилась. Если в ХХ веке были условные разделения на «до The Beatles / Nirvana / Sex Pistols / Bjork / Pink Floyd и после», когда влияние артиста на мир и музыку ощущался остро, то сейчас мир музыки превратился в кипящий бульон.

Дэвид Боуи повлиял на индустрию моды своей космической андрогенностью. Курт Кобейн вскользь популяризировал гранжевую помятость, и депрессивная американская молодежь начала повально скупать рубашки в клеточку и рваные джинсы. Сегодня же каждая вторая современная звезда имеет собственную линию одежды, ресторан, свою студию.

Современный артист потерял божественный статус, потому что соцсети сделали его человеком. Как оказалось, артисты и артистки тоже едят, пьют и пользуются туалетом, причем слушатель все это видит и может прокомментировать в Инстаграме. Так исчезло благоговение, отношения артистов и слушателей перешли в горизонтальную плоскость. Snoop Dogg комментирует "Игру престолов", а Cardi B занимается сексом с бойфрендом в инстаграм-трансляции. О какой легендарность может идти речь, если отсутствует тайна и практически все действия современных звезд лежат на поверхности?


Рождение новых жанров

Жанры и субжанры были созданы для того, чтобы классифицировать музыку. Благодаря этому удобнее ее описывать и проводить культурные параллели. Говоришь "панк" - и сразу представляешь Sex Pistols или The Stooges. Все понятно.

Однако сегодня жанры музыки постепенно теряют свою актуальность. Узкие классификации из серии «пост-рок, гранж, прогрессивный рок» не нужны массовому слушателю. Что такое Ghostemane — индастриал с хип-хопом? Споры о жанрах стали достоянием музыкантов и музыкальных снобов.

Сегодня эта классификация расширяется до понятных слушателю общих понятий. Дждждж и крики-то есть металл. Читка под бит-то есть хип-хоп. Достаточно взглянуть на панораму жанров на стримингах-группа Guns'N'Roses стоит в разделе "готический рок" на Google Play.

Музыка становится все более эклектичной, ее все сложнее идентифицировать. Поэтому не удивляйтесь, если услышите, что Stoned Jesus играют смесь прогрессивного металла, стоунеру и думу, а Иван Дорн погрузился в какой-нибудь дримбит-соулвейв. Однако никому это не будет интересно, кроме нескольких снобов-задротов.

И в заключение


Конечно, музыка никогда не закончится. Будут меняться звуки, появляться новые артисты, взрываться новые истории. Будут меняться оттенки смыслов, но не сами смыслы. Музыкальный мир станет еще более индивидуалистским, ведь вероятность выстрелить в интернете до сих пор очень высока, а роль маркетинга в продвижении музыки значительно возрастет — хотя казалось бы, куда дальше.

Финальным аккордом ее развития станет нейросеть, которая сама будет генерировать музыку под настроение и пожелания слушателя, а живые музыканты останутся без работы.

Музыка будет звучать вечно. Но так громко, что никто не услышит, как мир разбивается вдребезги.

МЫ ВКОНТАКТЕ - Подпишитесь, чтобы не пропустить новинки